ФЭНДОМ


New arezistaМинистерство Информационной Безопасности предупреждает!
Именем Катарины Вернетт! Статья «Угольная война» была написана до «перезапуска» лора Арезисты 29 января 2018 года. Это означает, что в статье присутствует старая хронология (ведущая отсчёт от 2013 года), и хоть она в общих чертах может соответствовать канону, статья объявляется устаревшей. Читайте на свой страх и риск.
Aquote1.png - Вест-сайдцы всегда находят единственное верное решение. Дентонцы - только после того, как перепробуют все остальные. Имперцы в это время закидываются элем, плавают на мониторах и пытаются впарить всем антрацит по дешёвке.
Элджин Эвертон Гровер
Aquote2.png
Aquote1.png - Легче не управлять нацией, чем управлять нацией.
Кеннет Джексон Каннингэм
Aquote2.png
Aquote1.png We march under the flag
Of victorious Denton
Inspired by Holcombe
We come to the West
Aquote2.png

Угольная война или Война за объединение Западного Союза происходила зимой 2017/2018 годов на северо-востоке континента Ивфрация между т.н. сферой влияния Дентона и Западным Союзом. Данная война подвела черту под периодом раздробленности на данном континенте, создав мощный (в будущем) Западный Союз. Наивно было бы думать, что война велась без помощи третьих держав, преследовавших свои, строго определённый цели, как, например, Королевство, стремившееся не допустить хаоса на востоке от себя, или же Фандальго, стремившееся мирным путём откусить от Дентона спорный кусочек территории под названием Нью-Кавальеро.

О том, как и у кого получилось извлечь выгоду из этого конфликта, будет сказано, конечно, позднее, однако уже тут нужно отметить и подчеркнуть то, что в наибольшей степени от войны выиграло Королевство. С другой стороны, данная война стала очередным витком в истории развития искусства войны, доказав, что порою плохо обученные, но использующие более прогрессивную тактику, войска могут победить профессиональных солдат. Впрочем, обо всём по порядку.

Предыстория Править

Противостояние преимущественно лесного Ист-Сайда и преимущественно степного Вест-Сайда было чуть ли не перманентным, начавшись ещё в 2014 году. Шли дни, со временем на западе появилось конфедеративное государство Западный Союз, на западе влияние приобрёл Дентон, имевший меньшую, чем сосед, территорию, однако чуть более сильную индустрию. Всё это происходило в 2016 году, к этому времени образовались Королевство Соединённых Провинций Гэрлоу, Кроухерд и Сэффорс на западе Ивфрации и Империя Фандальго на юге. И, что логично, у них у всех имелись свои интересы.

Сначала нужно поговорить об интересах Фандальго. Пусть быстро расширяющаяся Империя и остановилась к весне 2016, но явно хотела ещё, а потому пограничные конфликты с Дентоном и Западным Союзом редкостью не были. Королевство же оказалось в сложной ситуации, будучи вынужденным выбирать из двух зол. Начало конфликта между Дентоном и Фандальго из-за незаселённых южных территорий вынудили Паббста Вайатта IV пойти на договор с Дентоном, что привело к подписанию трёхстороннего договора о границах. Впрочем, де-факто он не выполнялся, ибо бедные южные штаты подвергались очень сильному влиянию со стороны империи.

Это вынудило Королевство срочно изменить планы насчёт направления внешней политики, а потому начались переговоры с Западным Союзом. Однако Дентон не остался один-на-один с Фандальго — ему начала оказывать поддержку Империя, при помощи которой началось активное наращивание армии и индустрии. Мотивы Кайзера ясны — нежелание мириться с существованием столь сильного врага, да и просто желание внести нестабильность на Ивфрацию. Началось создание большой Дентонской армии, в лагере напротив — армии Западного Союза. Фандальго достаточно быстро осознало перспективы, а потому решило, что лучше поддержать Западный Союз.

К осени 2017 года подготовка к войне вошла в свою завершающую стадию, пусть правители сторон конфликта это и не осознавали. Масла в огонь подливали имперские пароходы с углём, пусть и страдавшие от атак каперов Королевства, однако поставлявшие его достаточно, чтобы, например, Фандальго развернуло нехитрую схему — покупая уголь у Дентона, Империя продавала его Западному Союзу, остро нуждавшемуся в ресурсах, в обмен на древесину, которую они продавали Дентону, остро нуждавшемуся в древесине.

Силы и планы сторон Править

Западный Союз Править

MACC M16

Крэйвен-Кэррингтон 16

План, разработанный в недрах генерального штаба Западного Союза осенью 2017 года, предполагал разгром Дентона и его союзников в течение 2-3 месяцев. Основной причиной начала кампании зимой стала прямо таки аномально тёплая погода в это обычно холодное время года. Вторжение в сердце Дентона должен был претворять захват в южной части данной конфедерации, который начать надо было с Кимборо. После захвата данной республики предполагалось продолжить марш вплоть до Малларда, Ярборо и их портов, чрез которые в Дентон поставлялся уголь. Параллельно этому маршу к Громкому океану, основная армия численностью около 50 000 человек должна была вторгнуться в Эзеридж, а потом — блокировать основную армию Дентона. В результате восточники теряли все шансы победить, не имея больших источников снабжения.

Также предполагалось получить несколько тысяч солдат и парочку кораблей от Саннилэнда, который люто и яростно ненавидел Дентон и желал его уничтожить.

Впрочем, в плане имелся серьёзный недочёт. Армия Западного Союза, пусть и имевшая неплохое вооружение, имела очень маленький опыт боевых действий. Лишь редкие кавалерийские полки штатов на границе, сведённые в полки лёгкой кавалерии, имели серьёзный боевой опыт, когда как опыт пехоты чуть более, чем полностью концентрировался в районе учебных полигонов. Однако вот вооружение было действительно хорошим. Планомерное развитие промышленности при поддержке Королевства и Фандальго позволило вооружить чуть более, чем всех пехотинцев винтовками Крэйвен-Кэррингтон 16. Отличавшаяся большой скорострельностью, она, впрочем, имела крайне ненадёжный затвор. Также стоит отметить картечницы, пусть и присутствовавшие, но в малом количестве. Артиллерия у армии, конечно, присутствовала, но в не очень большом количестве, ибо кампанию предполагалось вести очень быстро.

Дентон Править

У Дентона было как множество преимуществ, так и множество явных недостатков. С одной стороны, у Дентона имелась армия, пусть и меньшая по размерам, однако имевшая несколько больший боевой опыт. Часть её состояла попросту из наёмников: из Ымперии, Фандальго, даже из тогдашнего Западного Союза, и, естественно, из сферы влияния Дентона. Промышленность Дентона поступательно переводилась на военные рельсы ещё с лета. Наконец, артиллерийское вооружение Дентона было намного лучше, чем аналогичное у Западного Союза. С другой же стороны, основная винтовка войск Дентона, пусть и была хорошей, надёжной (как и любая нормальная магазинная винтовка с поворотным затвором), но боевая скорострельность её была ниже — выброс гильзы и досылание нового патрона требовали больше времени. Да и количество винтовок было невелико, в основном части армии Дентона были вооружены однозарядными винтовками с продольно-скользящим затвором, ибо перевооружение шло медленно. Более того, встречались даже и мушкеты. Промышленная же мощь Дентона держалась в основном на поставках угля и боеприпасов из Империи — ни расширение рудников, ни строительство заводов, вообще ничто не успевало за армейскими приготовлениями. География же вынуждала разделить 55-тысячную армию на 15-тысячный корпус, защищавший порты в Ярборо и Малларде, через которые уголь и поставлялся, и 40-тысячную армию, защищавшую промышленное сердце Дентона. Это, в свою очередь, вынуждало Дентон до полного перевооружения армии и увеличения её численности находиться в обороне.

Но главной проблемой Дентона был его генеральный штаб. Вопрос о развитии дентонского военного искусства вообще заслуживает отдельной статьи, ибо то, каким образом это нечто развивалось, доставляло огромное количество лулзов всем военным других стран. Основная стратегия основных глав генштаба состояла в закидывании мясом быдлом с винтовками противника. То, что не укладывалось в эту теорию ведения боевых действий, отвергалось как исключение. Единственно верным видом боя считался штыковой, и таки да, жители сердца Дентонской Конфедерации считались непревзойдёнными мастерами штыкового боя, яростно бросавшимися в атаку. Логичным выводом из этого стоит считать также и теорию «решающего сражения» взамен долгой кампании. Именно в этом и стоит видеть причину поражения Дентона в войне, да что уж говорить, генштаб Дентона во главе с Теодором Холькомбом, пусть и неосознанно, внёс чуть ли не решающий вклад в победу запада над востоком.

Ход боевых действий Править

Дебют Править

Итак, шахматы расставлены на доске, Ливингстон делает ход конём — 23 декабря двенадцатитысячная армия под командованием Эндрю Бенсона входит в республику Кимборо и захватывает город Чадуик. Немногочисленный гарнизон взят в плен после непродолжительного сопротивления. Параллельно каперы Королевства и Западного Союза начали грабить корованы Ымперии, мирно везшие уголь восточникам. Делалось это, кстати, с полного попустительства Северной Экспандии, предоставлявшей Королевству и ЗС порты. Основной причиной сего действия являлось искреннее непонимание руководством СЭ того факта, что в мире существует другая форма правления, кроме республиканской/около-республиканской.

Впрочем, вернёмся на сушу. 25 декабря Бенсон, бордо шествовавший к городу Кимборо, столкнулся у городка Лейтон-Хиллс с основной армией этой республики, численностью до 3 тысяч человек. Скоротечная битва закончилась победой Бенсона, впрочем, из-за квадратно-гнездового метода уничтожения противника линейной тактики боя победитель потерял слишком много солдат, когда как рассредоточившаяся в кустарнике армия Кимборо — очень мало. Однако жертвы не были напрасными, ибо уже на следующий день столица республики открыла свои врата победителям. Имевший множество отрядов лёгкой кавалерии, генерал ЗС продолжил наступление. Он отправил части фронтьеров в южные республики (Ярборо, Ловатхо, Нью-Кавальеро и Сазерленд), а сам с основной частью армии отправился к Пагано и его столице. Наученный результатами битвы при Лейтон-Хиллс, Бенсон приказал командирам подразделений фронтьеров, да и не только им, стараться рассредотачиваться, использовать особенности рельефа.

Реакция на такое беззаконие была неоднозначной. Кеннета Каннингэма столь внезапное начало войны поразило до глубины души, как и генералитет Дентона. Теодор Холькомб предложил выдвинуть основные силы на защиту центра Дентона, полагая, что южная армия сможет сдержать удар. Он, как мы понимаем, угадал, однако глава Генштаба, Эдем Дейвенпорт, решил, что лучше будет отправить южной армии небольшое подкрепление, а самим начать подготовку к продвижению на запад, расположившись на юго-западе Ореллианы. 29 декабря армия численностью уже 37 000 человек выдвинулась в Ореллиану, 3 000 солдат отправились на юг. В этот же день Канингэм объявил об образовании Восточной Конфедерации «для совместной борьбы против агрессивной политики Западного Союза». Забавно, что туда вошли вообще все государства Вест-Сайда, даже уже прекративший своё существование Кимборо, что, впрочем, не помешало и там объявить мобилизацию.

Миттеншпиль Править

Впрочем, для Восточная Конфедерация существовала лишь там, где ещё были армии Дентона. 29 декабря Саннилэнд объявил войну Дентону и начал вторжение в соседний штат Новак силами 4,5-тысячной армии под командованием Эндрю Боулина. 1 января произошло столкновение регулярных частей Саннилэнда и Новака деревни Норт-Рэтклифф, окончившееся тактической ничьей. Армия Новака сумела нанести существенный урон армии Боулина, но окончательную победу одержать не смогла и ночью отошла к столице, Тамбору.

30 декабря пришла в движение основная армия Западного Союза. Правофланговый 14-тысячный корпус под командованием Николас Симмон вторгся в Эзеридж и спустя два дня вошёл в Чадвик, столицу республики. Параллельно 16-тысячный корпус во главе с Дональдом Браунингом вошёл в республику Новак и, соединившись 4 января с частями Бенсона, вошёл Тамбор 7 января, подавив сопротивление гарнизона. Столь ужасное течение боевых действий вынудило Дейвенпорта собрать все возможные, даже наспех мобилизованные, части и выдвинуться к Дансону, дабы воспрепятствовать занятию и этого штата. Параллельно в Вэнрайте, городе севернее Дансона, был закончен сбор местных гарнизонов и ополчения, население не очень большое же (горный штат), что поделаешь. 12 января всё наспех собранное войско двинулась к Дансону.

В это же время на юге командующий армией Дентона Брэндон Уайтли решал очень сложную задачу. Ему предстояло малыми силами (~ 15 000 человек) разгромить увеличившуюся до 20 000 человек (приток местных ополченцев) армию Бенсона. Стычки у деревень Тенхайо и Виспна, которые были следствием Уайтли попыток освободить Ярборо и Сазерленд, показали ему, что штыковая атака — не очень хорошо. Нужно было найти другое решение, и, что интересно, у него оно было. Уайтли не зря считается чуть ли не пророком, именно он предложил разделение полка на подразделения, выполняющие свои собственные задачи.. И именно это он и решил реализовать теперь в армии — раньше его серьёзно ограничивали, а теперь он мог разгуляться. Соль идеи состояла в разделении полка на штурмовые роты и стрелковые, выполняющие разные задачи и по-разному экипируемые. Штурмовики, например, получали винтовку, штук, кинжал и остро заточенную лопатку.

6 января Уайтли, завершив все приготовления, выступил из порта Флонесна во главе своих основных сил, 12-тысячной армии, и двинулся на Майону, активно используя железные дороги для передвижения войск. По пути он выбивал из городов Сазерленда и Ярборо слабые фронтьерские части и включал в состав своей армии части, отправленные ранее на освобождение этих земель.

Уже 10 января он подошёл к Алатоке, южнее Майоны, и остановился там, ожидая действий противника. Эндрю Бенсон, в свою очередь, не поверил донесениям, не представляя, как за 4 дня можно пройти столь большие расстояния. И, казалось бы, мог Уайтли подождать, однако ему 11 января начал идти поток спама из генерального штаба в духе «Только вы можете спасти Дентон». Днём 13 января армия Дентона выдвинулась из Алатоки и медленно двинулась к Майоне. Причины медленности лежат в том, что донесения разведки Дентона были как никогда туманны, Уайтли имел представление лишь о численности врага, да и то преувеличенное. Патрули Бенсона же, обнаружив процессию черепах, срочно доложили об этом командующему, выдвинувшемуся к Флонесне ещё вечером 13. Он же понял масштаб угрозы и днём 14 января развернулся и двинулся на юг, стремясь зайти к противнику с южной стороны. Впрочем, Уайтли быстро понял это и 16 января резко развернулся на юг-восток-восток. 18 января две армии сошлись у деревеньки Мэдиномо.

Сам бой из себя вряд ли представляет что-то интересное. Уайтли, решивший атаковать, планировал занять Мэдиномо, разрушив таким образом фланг противника, параллельно атакуя его центральные позиции, находившиеся в лесу. Что-то у него, определённо, получилось, однако далеко не всё. Малая численность войск сказалась. да и удар кавалерией по деревне был не лучшей идеей. Разделение по ротам показало себя с лучшей стороны — во многом поэтому центральную часть линии обороны Бенсона постоянно лихорадило. Однако в тот момент, когда начался ближний штыковой бой, многие роты стрелков остались без дела, вынужденные выбираться из укрытий, ежели таковые были. Так или иначе, начавшаяся около 10 утра битва завершилась к 17 часам. Деревня Мэндиномо была под конец боя всё-таки взята восточниками и силы Бенсона отступили, однако отступили в полном порядке.

По самым скромным подсчётам Уайтли потерял около 4000 солдат, когда как Бенсон - около 3500. Логично, что со столь поредевшей армией у Уайтли было мало шансов продолжать сопротивление, а потому он начал стремительный марш на север, завершившийся 25 января в крепости Висломинг. Это была одна из лучших крепостей Восточной Конфедерации. Имевшая большие запасы амуниции и пороха и считавшаяся когда-то по известным одному Б-гу причинам чуть ли не чудом фортификации, она считалась чуть ли не неприступной. 27 января крепость была блокирована 13-тысячным корпусом Бенсона. Кампания вступила в свою завершающую стадию.

Эндшпиль Править

После стратегического поражения армии Уайтли южные порты, принимающие грузы из Ымперии, оказались беззащитными. 3-тысячное подкрепление, отправленное из Дентона ещё в первых числах января, даже при усилении местными гарнизонами вряд ли что-то могло противопоставить 7-тысячному отряду, отправленному Бенсоном к северо-восточному побережью Ивфрации. Этот отряд по пусти к портам своему вернул власть Западного Союза в штаты Сазерленд (20 января) и Ярборо (3 февраля).

Параллельно этому походу генеральный штаб армии и правительство Восточной Конфедерации (далее по тексту — ВК) решали очередную задачу. Перед ними встал вопрос о пути, по которому кампания пойдёт дальше. Первый вариант предполагал отступление к собственно промышленному сердцу Дентона, защита портов и побережья, таким образом, ВК получала стабильный источник снабжения (ымперские корованы), однако бои уже велись непосредственно у заводиков. Второй вариант предполагал организацию некого нечта оборонного типа на южных границах Дентона, оставление портов на произвол судьбы, таким образом, ВК не сдавала позиции в центре, однако в будущем рассчитывать предстояло лишь на свои силы, которые и так были ослаблены мобилизацией.

Кеннет Каннингэм к этому времени уже уехал из основного лагеря войск и направился в Дентон. Там он пытался набирать войска, однако, согласно мемуарам посла Империи +имя+, у Каннингэма откровенно поехала крыша от груза навалившихся проблем. В этой ситуации Элджин Эвертон Гровер, вице-президент ВК, отдал вопросы военных дел на западном фронте в распоряжение генерального штаба, правда, они должны были информировать вице-президента о своих действиях заранее. Сделано это было ровным счётом для того, чтобы военные не противостояли Гроверу — 5 февраля он фактически совершил государственный переворот, присвоив себе должность председателя совета министров. Но если Гровер занялся вопросами снабжения и организации обороны на юге, исходя из оборонительной тактики, то генеральный штаб в Денсоне решил дать генеральное сражение противнику, а также деблокировать Висломинг.

Однако время играло против восточников. 7 февраля армия ЗС подошла к побережью Ярборо и, вопреки ожиданиям остатков армии ВК на юге, не стала осаждать порты, а просто методично разрушала железные дороги, ведущие из/в Дентон. Однако череда бед только началась.

10 февраля армии Западного Союза выступили из Чадвика и Тамбора, направившись к югу он Дансона. 15 февраля они соединились чуть южнее границы этого штата, укрепившись на позициях у городка Сабтон, примыкающего к реке Бьюррил-ран. Узнав о выдвижении противника ещё 13 февраля, Теодор Холькомб срочно начал подготовку к броску на восток, навстречу противнику, полагая, что Дональд Браунинг будет наступать прямо на Дансон, однако, когда противник начал заходить в юга, Холькомб остановился и 15 февраля тоже повернул на юг. Он решил дать генеральное сражение.

Командование Западного Союза, начав свой путь к Сабтону, думало лишь о том, как не допустить снятия осады с Висломинга, а также связать армию ВК, дабы не допустить освобождения южных магистральных линий. 17 февраля Холькомб достиг Сабтона, остановившись напротив занятых противником высот.

Браунинг расположил свои войска (~ 50 000 солдат, около 250 артиллерийских орудий, 75 пулемётов) равномерно на высотах, примыкающих к Сабтону. Северная их часть была пологой, однако какая бы то ни была растительность больших размеров там отсутствовала. К югу высоты становились более крутыми, также как и растительность там уже была. Также был создан специальный резерв, численностью 8000 человек. Холькомб планировал, в свою очередь, развернуть на позиции противника фронтальное наступление силами 43-тысячной армии (с 95 пулемётами и 450 артиллерийскими орудиями), смять его позиции и обратить в бегство. Основные усилия планировалось сосредоточить на северном фасе обороны противника, где находилось аж 17 000 солдат.

В 10:30 19 февраля Холькомб приказал начать наступление на северном фасе фронта. Битва началась. На позиции армии Дейвенпорта обрушилась вся мосчь армии восточников. На северном фасе обороны при поддержке артиллерии началась массированная атака на позиции армии ЗС. Части лёгкой пехоты оказали упорное сопротивление, дав возможность своей артиллерии начать точный огонь по противнику. Впрочем, результаты артобстрела были не сильно впечатляющими. В 11:00 началась атака на центральном участке, впрочем, восточники всего за пару минут потеряли до 357 человек и, будучи прижатыми к земле, наступление продолжить не смогли. Скорострельность винтовок Крэйвен-Кэррингтон 16 делала своё дело.

Аналогичная попытка южнее, в южном секторе, также привела лишь к незначительному успеху. Части лёгкой пехоты были быстро опрокинуты, однако прямо перед линией окопов наступающие были остановлены плотным ружейным и пулемётным огнём. И лишь поддержка артиллерии смогла изменить ситуацию — плотный артиллерийский огонь восточников дал возможность южному сектору продолжить атаку. В центре же даже сильный огонь артиллерии ситуацию изменить не помог — забаррикадировавшиеся в мелких домиках, фермах или том, что от них осталось, солдаты Западного Союза яростно обороняли свои позиции.

В итоге к 13:00 атаки на центральном и южном участках фронта были отражены. Холькомб, внезапно решивший вместо севера прорываться именно на этих участках (и ничего для подготовки атак не сделавший) в итоге оказался в крайне сложной ситуации, предполагая начать отход. И в 13:05 с северного фаса боя приходит новость — Дейвенпорт, командовавший северной группировкой войск восточников собрал все свои резервы и, после 20-минутной артиллерийской подготовки силами собранных под единое его управление уже во время боя артиллерии (150 орудий), обрушился на части ЗС.

Основные позиции армии ЗС были разрушены. Потерявшие волю к сопротивлению, солдаты западного союза бежали с поля боя… Однако мы с вами почему-то упускаем из виду, что творится в штабе Дональда Браунинга. Он полагал, что противник будет атаковать именно северную часть его линии обороны и, пока в начале битва Холькомб её и атаковал, пусть и неумело, на душе Браунинга было радостно. Однако когда атаки начались на южном и центральном фасе обороны настроение куда-то ушло, видимо, в отпуск. Даже несмотря на то, что атака в центре полностью провалилась, а на юге восточники взять верх не смогли, Браунинг пребывал в напряжении. Когда же около 12:40 началась атака на северном фасе обороны, он счёт её отвлекающей, однако уже очень скоро он осознал глубину своей ошибки. Поняв, что Холькомб может переломить ход как битвы, так и всей войны, Браунинг срочно бросил в бой резерв. Также были сняты некоторые подразделения центральной части фронта. Если бы атака на севере действительно была отвлекающей, то исход битвы был бы предрешён, но нет.

Холькомб же, узнав об успехе, начал спешно перебрасывать на север сохранившие боеспособность подразделения, однако он не успел — резерв Браунинга быстрее вышел на оборонительные позиции, бросившись в рукопашную. Только что отступившие части ЗС воспрянули духом и тоже вернулись на линию фронта. Восточники побежали и северная часть их фронта пала. Вслед за ними побежали и другие части Дентонцев. Стремясь предотвратить полный разгром, Холькомб приказал южному фасу обороны отходить, однако первоначально организованное отступление превратилось в бегство.

Мат Править

Потери в битве при Сабтоне Восточная Конфедерация восполнить не могла — совокупные потери составили около 13000 человек убитыми, ранеными и пленными. Были потеряны вся артиллерия, все пулемёты и все полимеры. При возвращении же в Дансон Холькомб насчитал не более 20000 солдат. Однако он решил не сдаваться и 23 февраля принял решение об отходе к Дентону. Обессилевшая армия таяла на глазах, когда Холькомб 28 февраля подошёл в границам собственно Дентона, она насчитывала уже чуть менее 15000 человек. Шедшая же за ним, пусть и с некоторым отрывом, армия Дейвенпорта была гораздо сильнее. 1 марта Холькомб узнал, что Висломинг капитулировал ещё 25 февраля. Элджин Гровер в своём послании Холькомбу сказал, что сопротивление, собственно, не имеет смысла. На следующий день армия Холькомба сдалась преследующему её Дейвенпорту в городе Амарантик. Спустя три дня Восточная Конфедерация подписана капитуляцию.

Итоги и значение Править

Образование Западного Союза стало самым главным итогом Угольной войны. Создание полной военной катастрофы и столь быстрого падения до глубины души тронуло восточников, которые ещё некоторое время приходили в себя от шока.

Именно эта война заложила основы фактического разделения страны на запад и восток, не оформленной законодательно двупартийной системы, которая фактически просуществовала до конца 2040-ых годов. Она, безусловно, стала «войной, создавшей Западный Союз», как её любят называть историки данного государства, однако ещё очень долгое время на востоке сильны были сепаратистские движения. Существовал даже фронт независимости Восточного Союза, пик влияния которого пришёлся на первую половину 2020-ых годов. Впоследствии же данное движение силу свою утратило, чему немало способствовала Первая Великая Война, сплотившая всё население Западного Союза в борьбе, как считалось, против завоевателей и монархистов и тех, кто против рыночка, ведь рыночек - святое для каждого гражданина Западного Союза..

Стоит сказать и о потерях. Точный подсчёт потерь явился темой путь и малоинтересных, но не утихающих срачей, ибо в историки, как мы знаем, идут либо люди правого толка, либо же романтики, которые всегда в меньшинстве. Собственно, рьяные патриоты Западного Союза оценивают потери ЗС в примерно 20 000 человек убитыми, ранеными, заболевшими и пропавшими без вести, а потери восточников — примерно 30 000 — 35 000 человек убитыми, ранеными, заболевшими и пропавшими без вести. Историки же, поддерживающие Восточную Конфедерацию в этой войне, оценивают потери ЗС в 30 000 человек и ВК — в 25 000 человек. Немалых проблем доставляет подсчёт пропавших без вести, ибо под конец войны многие восточники перебегали на службу ЗС, нередко меняя имена и фамилии. Некоторые особо удачливые личности даже умудрялись умереть, а потому таки да — один человек и умер два раза.

Истина, как это бывает, лежит где-то посередине. Так, североэкспандийский военный историк Фредерик Лавуа в своей книге История военных потерь (2055) пишет, что совокупные военные потери Западного Союза вряд ли превышали даже 15 000 человек, говоря о том, что точную цифру вряд ли удастся узнать. О потерях Восточной Конфедерации он пишет следующее: «В связи с тем, что в войне участвовали, как солдаты собственно армии Дентона, так и представители армий различных небольших бедных республик, то определение точного количества потерь вряд ли возможно в связи с тем, что учёт потерь велся не везде, да и часто некогда было это делать. [] Таким образом, по имеющимся данным можно установить тот факт, что совокупные потери армий Восточной Конфедерации были не меньше 20 000 человек, но и не превышали 25 000 человек.»

Немаловажным было и влияние данной войны на военное искусство в целом. Дентонская военная школа в частности и бездумная штыковая атака в целом себя дискредитировали, как и, что интересно, столь же бездумное желание окружить себя стрелковым оружием и уверенность, что это поможет. Предложенная Брендоном Уайтли концепция разделения полков на отряды по их назначению себя показала хорошо, однако до Первой Великой Войны оказалась предметом неутихающих споров и была хоть кое-как адекватно (ключевое слово), но реализована, что забавно, только в армиях Норланда и Остер-Иштвании. Безусловно, впоследствии, в годах этак 2050-ых, эту войну назвали чуть ли не переломной в военном искусстве, однако тогда из неё, что характерно, мало кто сделал выводы.

Так почему же "угольная"? Править

Эта война в историографии ЗС называется более формально - "Война за объединение Западного Союза". Название "Угольная война" распостранено в основном на Авроре или на юге Ивфрации.

На первый взгляд может показаться, что "угольной" война называется по причине того, что к ней, помимо всего прочего, привела активная торговля углём. Да, это правда, в этой войне уголь играл немаловажную роль. Важно заметить, что сам уголь, а не торговля им.

Угольная война была первой войной, которая показала настоящий потенциал "имперского золота". Уголь был не просто причиной войны, уголь был её движущей силой. Это была первая война, в которой активно применялись паровые машины, которые не только раскручивали маховик индустрии, а которые питали энергией гигантские (по тем временам) паровые броненосцы, которые извергали столько дыма в атмосферу, что водночасье от шока умерли бы все гринписовцы. Такие броненосцы были показателем мощи государств, обстреливая вражеские порты и внушая ужас противнику.

Это была первая война паровых машин, которая открыла новую эпоху в развитии военного дела.